Человек это результат разумной селекции.

Согласно исследованиям, ген FOXP2 очень консервативен.
Среди всех приматов только у орангутана имелась одна аминокислотная замена, и одна замена у мыши. На слайде у каждой линии видны две цифры, первая показывает число аминокислотных замен, вторая – число так называемых молчащих (синонимических) нуклеотидных замен, чаще всего это замены в третьей позиции кодона, не влияющей на кодируемую аминокислоту.

...

Примем заведомо завышенную оценку вероятности того, что случайная замена нуклеотида не приводит к синтезу новой аминокислоты, равной 1/3. Таким образом, на каждую молчащую замену должно приходить по 2 немолчащих. Согласно данным рисунка, в геноме мыши насчитывается 131 молчащая замена. Таким образом, число немолчащих замен должно было бы быть 262, однако таковых имеется только одна. То есть только одна из 262 замен аминокислоты оказалась эволюционно успешной и осталась в геноме. Т.е. мы можем оценить вероятность эволюционно успешной замены аминокислоты как 1/262.

Из того же рисунка находим, что у шимпанзе было 2*5=10 попыток замен аминокислот, 0 успешных; у гориллы — 0 успешных из 4, у макаки — 0 успешных из 10. И только у орангутанга — 1 успешная из 4 попыток.

Но абсолютно отличны от всего вышеприведённого данные для человека — у него были 2 попытки — и обе успешные!
Оценим вероятность такого события: если вероятность удачной попытки — 1/262, то вероятность двух подряд успешных попыток — 1/68644, или 0.0015%. Т.е. с вероятностью более 99.99% мутации человеческого гена не были случайными.